Архив метки: nutanix

Что нас ждет до конца этого года? Технические новинки.

От сложных финансовых лабиринтов — снова к технике.
Вот, о чем уже можно говорить из новинок, что появится в Nutanix до конца этого года. У нас ожидается два релиза, один — в самом ближайшем будущем, скажем, в течение месяца-полутора, и один — декабрь-январь.
Сначала — о ближнем релизе. В нем появятся:

* Первый выпуск нашей платформы оркестрации Nutanix CALM. Это софтверный продукт, который позволяет разворачивать и настраивать приложения из «магазина приложений», нашего репозитория, на «облако» Nutanix, а также, в ближайшем будущем, и на облака публичных облачных провайдеров также просто, как вы устанавливаете приложения на айфон. Первый этап выпуска Nutanix CALM — в ближайшем релизе.

* Near-Sync Replication. Довольно долго у нас был не всех устраивающий лимит на цикл асинхронной репликации данных между кластерами Nutanix в один час. Это было связано с тем, что механизм снэпшотов, используемый у нас, накладывал слишком большие накладные расходы на слишком частые «снимки», используемые в механизме репликации. В ближайшем релизе мы представляем долгожданные lightweight snapshots, механизм, дополняющий наш обычный механизм снэпшотов, с помощью которых мы можем делать 15-минутный цикл репликации, а, в отдельных случаях и для отдельных приложений, и вплоть до 1 минуты RPO.

* Поддерживается Hyper-V 2016. Что тут еще добавить. Начиная со следующего релиза не только полностью поддерживается Windows Server 2016 в гостевой VM, но и Hyper-V 2016 в качестве хостовой виртуализации.

* Появится поддержка vGPU и vNUMA. Сейчас у нас пока в AHV поддерживается только физический проброс GPU, полноценный vGPU в самом ближайшем будущем, как и vNUMA.

* Turbo Mode о котором я уже писал чуть раньше, выходит в релиз. Это механизм, упрощающий и распараллеливающий путь данных от VM к физическим дискам, что насущно важно для быстрых «твердотельных» дисков, в частности, для NVMe.

* Шифрование данных на дисках появится не только в форме поддержки SED — Self-encrypted Disks, но и чисто программным образом, на обычных дисках. Можно будет создавать зашифрованные контейнеры, для тех данных, которые в этом нуждаются. Для России это будет, вероятно, также недоступно по причине действующего законодательства, как и в случае SED.

* Наконец-то доползла до релиза долгожданная наша микросегментация сети! Ее первый выход в свет в форме, как у нас принято, Technical Preview, будет в ближашем релизе. Я уже немного упоминал про то, что это, но чуть более развернуто: это «наш ответ NSX», скажем так. Возможность создавать в виртуальной среде специальные сегменты-зоны сетевой доступности, и назначать их политиками на определенные VM. Это будет гораздо проще и легче, чем сегментирование с помощью, например VLAN.
Для VM, которые могут мигрировать не только между хостами кластера, но и между кластерами, в том числе, в будущем, между локальным и удаленным облаком, критически важно сохранять структуру сетевой подсистемы и носить ее «с собой», а, при необходимости, быстро ее реконфигурировать, без необходимости делать это через, допустим, перепрограммирование VLAN-ов на внешних коммутаторах. С помощью нашей Microsegmentation вы сможете создавать сетевые сегменты внутри виртуальной среды, ограничивать области «видимости» для групп VM, назначать в них нужные вам VM с помощью политик, причем эта сегментация через политики будет следовать за VM в том числе в случае ее миграции по хостам. Сейчас такое обычно требует чего-то вроде VMware NSX, дорогого и, часто, избыточного. Microsegmentation тоже будет небесплатным, но включенным в AHV, как, например, мы сделали с AFS (Ultimate и standalone-лицензия для более низких уровней лицензий). В любом случае, уже понятно, это будет существенно дешевле NSX. Так что если вы использовали NSX на vSphere только ради сегментации виртуальной сетевой инфраструктуры — это еще один повод посмотреть AHV.
Tech Preview — в ближайшем релизе. Production Release — как обычно, в следующем за ним.

* Ну и много всякой мелочи, о которой «через запятую». Продолжаем улучшать ИИ в Prism Central, появится диагностика аномального поведения VM и хостов и анализ его причин, аналитика предсказательного сервиса в Prism Central будет учитывать поведение VM в их исторической перспективе. Self-service будет работать в том числе и на многокластерной конфигурации.

Затем, мы ожидаем в декабре-январе (в зависимости от того, как лягут звезды) следующий релиз, и в нем:

* Как я уже писал выше — в следующем за techpreview релизе приходит production release для microsegmentation и security groups.

* Step 2 выкатки функциональности для CALM. Новые возможности CALM будут выходить постепенно, в несколько ступеней. Первые две — в этом году.

* Prism Central будет уметь Scale-out. Сейчас это одна VM, что непорядок. Сам Prism-то у нас полноценный Scale-out на скейлаут инфраструктуре. Вот теперь и до Prism Central дело дошло, он тоже будет масштабируемый, что насущно важно для по-настоящему больших распределенных инфраструктур.

* В AFS, нашем scaled-out файловом сервисе, появится NFSv4. Отметьте, что пока не v3 и не SMB3, все это в ближайшем будущем, по-порядку.

* Появится вариант, разрабатывавшийся в течение этого года, и предназначенный для ROBO-сегмента — 2-node cluster. Технические детали по нему — в свое время.

* Появится поддержка для узлов высокой емкости, вплоть до 80TB raw на ноду.

Ну а дальше — год 2018. На него у нас есть свои большие планы, о чем — в свое время.

Как дела у Nutanix: итоги года и почему «успех» не всегда «прибыльность»

За прошедшие несколько дней, начавшихся в пятницу, с объявления итогов года, довелось несколько раз участвовать в дискуссии о успехе или неуспехе компании на рынке. Регулярно, каждый квартал, практически, эта тема возникает, и раз за разом мне приходится отвечать одно и то же. Вынесу же из комментариев, и опубликую мое мнение отдельно тут.

Итак, 30 сентября компании исполняется год, как мы вышли на биржу, проведя IPO и став с этого момента Public Company. Это и достижение, и ответственность, так как с момента выхода на биржу компания обязана публиковать полную отчетность, все ее финансовые результаты должны быть публично доступны и открыты.

Однако, в отличие от США, «игра на бирже» по-прежнему не является сколь-нибудь массовым занятием, поэтому, как правило, представления многих моих читателей о том, как происходит биржевая игра и вся прочая активность вокруг акций, их курса и финансовых результатов публичных компаний, находятся на довольно примитивном уровне века этак XIX примерно. Я уже писал немного на тему того, что курс акций совсем не всегда и не напрямую, и не линейно связан с успехом компании. Позволю себе поговорить на эту тему еще раз.

Наконец практически стихли «предсказатели» того, что у Nutanix скоро, максимум осенью кончатся деньги и их купит какой-нибудь ЭйчПи. Курс акций медленно, но практически линейно растет начиная с 1 мая этого года, когда мы прошли нижнюю точку стоимости акций. Теперь новая тема «почему нутаникс завтра (через месяц, в следующем году) обанкротится» — это величина прибыли на акцию и вообще операционная прибыль компании. Мол, акции растут, ладно, но компания все равно приносит убытки. Значит все равно, опять, «деньги кончатся, компания разорится, пойдете вы на помойку бутылки собирать».
Ну давайте теперь эту гипотезу рассмотрим. Бывает ли, чтобы компания не приносила прибыли, и при этом все равно развивалась бы и росла?
Еще как бывает. И не с какими-нибудь там, неизвестными, а с самыми что ни на есть «локомотивами новой экономики».

Но для начала давайте посмотрим, как обстоят дела с прибылью у Nutanix по результатам годового отчета. Напомню, мы закончили год в конце июля, так как FY, Financial Year, в США принято завершать летом.
Спасибо комментатору Сергею, который извлек из отчета эти данные за меня:
Net Loss: GAAP net loss of $458.0 million, compared to a GAAP net loss of $168.5 million in fiscal 2016; Non-GAAP net loss of $199.1 million, compared to a non-GAAP net loss of $150.4 million in fiscal 2016

GAAP, напомню, это Generally Accepted Accounting Principles, некий общепринятый стандарт бухгалтерского учета. Особенности США как страны заключаются в том, что там кроме GAAP существует (и общепринят) и другой способ «подсчета денег», он обозначается как non-GAAP, и поэтому в финансовой документации публичные компании приводят как GAAP-результаты, так и non-GAAP. Не будем сейчас углубляться в детали того, в чем состоит разница, как мы видим, и в том и в другом случае Nutanix пока, формально, согласно приведенным в отчете данным, не вышел на зарабатывание денег и «приносит убытки», по крайней мере владельцы акций дивидентов по ним не получают. Оставим сейчас в стороне вопрос, часто ли вообще в Америке получают дивиденты по акциям высокотехнологичных компаний (ответ:нет, не часто). Посмотрим, бывает ли, чтобы компании, в том числе публичные, вели бизнес принося убытки, и насколько долго.

Рассмотрим такую, всем известную компанию, как Amazon (NASDAQ:AMZN). Компания Amazon была основана Джеффом Безосом (Jeff Bezos) в далеком 1994 году, в мае 1997, три года спустя, она вышла на IPO, и с тех далеких пор, вот уже 20 лет является общеизвестной компанией, причем не только в области интернет-торговли, но и, например, является крупнейшим в мире публичным облачным провайдером, под торговой маркой AWS, Amazon Web Services. Услуги облачного провайдинга, насколько мне удалось узнать, также являются частью общей компании Amazon, и учитываются в ее финансовом отчете.
Никто не будет спорить с тем, что Amazon — успешная компания.
Но как обстоят дела с их прибыльностью, и вообще, когда Amazon начал приносит прибыль?

Оказывается, первый прибыльный год, согласно найденным мной данным, был аж 2003-й, то есть спустя 9 лет с момента основания, и спустя 6 лет с момента IPO! Все это время компания наращивала объемы, но прибыли не получала! Тем не менее, сложно было бы назвать Amazon компанией «неуспешной», несмотря на такую ситуацию с прибылью (кстати и после 2003 года у Amazon не раз были убыточные кварталы и даже года).

А вот как выглядела стоимость их акций в этот период:

До помеченной вертикальным пунктиром линии Amazon денег в прибыль не зарабатывала. Вообще. Да, в «пузырь 2000-х» акции успели подрасти, потом, как все, упали. Потом понемножку дорожали, например от декабря 2000 года, когда взрыв «пузыря» практически закончился, и курсы упали на стабильное значение, и до декабря 2006-го, до того, как начался существенный и значительный рост курсов акций Амазона, продолжающийся до сих пор, курс вырос с примерно 15 долларов за акцию до примерно 40, и это — за 6 лет, половина из которых шла полностью в убыток. Убила ли эта ситуация компанию Amazon? Очевидно что — нет. Напомню, что сегодня акции AMZN котируются на уровне близком к 1000$ за акцию, тогда как цена размещения их в далеком 1997-м году была где-то 1.5$, а Джефф Безос из своих личных средств, которые ему дает владение акциями Amazon и периодическая продажа их, строит ракеты для космического туризма в компании Blue Origin.

Прекрасная иллюстрация того, что успех не всегда определяется прибыльностью бизнеса как такового, по крайней мере в краткосрочной перспективе.

Еще интереснее то, как обстоит дело с прибыльностью бизнеса Amazon, и соотношением выручки, объема продаж и прибыльности компании. В статье, найденной мной на Хабре, приводятся интересные графики.

Вот это — уровень выручки и уровень прибыли для компании Amazon от ее основания:

Как видно из него, прибыль у Amazon никогда сильно не росла и не увеличивалась вслед за объемами выручки, которая росла и продолжает расти практически экспоненциально.

А так выглядит график отношения Free Cash Flow (FCF) и Operational Cash Flow (OCF) к revenue (выручке) компании:

Как вы видите из графика, величина FCF в среднем составляет около 5% от выручки, с момента появления прибыльности, а OCF — постоянна и весьма невелика.
Причем в 2003-м, первом своем прибыльном году, Amazon заработала всего каких-то 35 с небольшим миллиона долларов чистой прибыли!
И тут еще надо учесть, что, например, AWS до 2012 года вообще была невыделенной частью Amazon, но даже и сейчас доходы ее (а AWS — очень прибыльный для компании бизнес, утверждается, что больше половины операционной прибыли Amazon приносит AWS) очень существенная доля доходов компании в целом.

Единственный ли это пример? Нет, конечно. Еще один лежащий на поверхности пример — небезызвестная Tesla. Компания главного «железного человека» Америки не приносит прибыли много лет. В отдельные кварталы компания показывает прибыль, но стабильной прибыльности у нее не было никогда. Из трех основных активов Маска, Tesla Motors, SpaceX и SolarCity, только Tesla — публична, однако по всем трем компаниям оценка аналитиков сходна, все три убыточны. Убыточны, также, например, такие «громкие» компании как Uber и Lyft. Да и вообще, есть такое ощущение, что прибыльность, по крайней мере среди сегодняшних «компаний новой экономики», хайтек и IT, это скорее исключение, чем правило, по крайней мере в первые годя их существования и выхода на рынок.

Плохо это или хорошо? Конечно же, в идеальном мире самое лучшее было бы, чтобы компании приносили прибыль, платили своим акционерам дивиденты, а по радуге бы скакали белые пони. Увы, мы живем в мире, в котором корпоративный налог на начисляемые дивиденты составляет в США 30%, что означает, что треть передаваемых на выплату дивидентов денег забирает себе правительство. Последнее и заставляет многие компании вместо показания прибыли и, следовательно, выплаты дивидентов акционерам, тратить заработанное в виде само-инвестиций в развитие компании. В суперконкурентном мире хайтека, получить на развитие на 30% денег больше — зачастую критически важно. Это, например, одна из причин, отчего тот же Nutanix вместо выхода на прибыль пока не торопится показывать положительный баланс. Пример Amazon показывает нам, что жить так можно буквально десятилетиями.
Биржа и мир бизнеса уже давно не так линейны и просты, как в XIX веке, когда есть прибыль — хорошая компания, нет прибыли — плохая. Растут цены за акции — хорошо. Падают — плохо. Сегодня, как видите, ситуация куда сложнее, чем то, к чему мы привыкли знать «про биржи и капиталистов» по книжкам времен Маркса, Диккенса и Драйзера.

Итого, о чем я, в результате хотел сказать-то:
Не пытайтесь делать далеко идущие предсказания, не владея в полном объеме картиной, и не ориентируясь свободно в сегодняшней фондовой и инвестиционной жизни США. Не торопитесь обещать разорение, исходя лишь из вашего скромного опыта владения ценными бумагами в виде ваучеров приватизации 90-х (а для большинства из нас опыт владения ценными бумагами ими и ограничивается). Сегодняшняя жизнь бирж и хайтек-компаний куда сложнее и непредсказуемее.
И значит, господа злопыхатели и предсказатели, поход на помойку за стеклотарой откладывается. :)
Удачи нам, и, конечно, скорейшего выхода на прибыльность. А когда это будет, как выражаются по российскому телевизору, «покажет время».

PS. Пользуясь случаем, хочу отдельно напомнить моим читателям, что в блоге действует возможность писать комментарии без регистрации, однако для автоматической публикации их требуется иметь уже заапрувленные комментарии раньше. Первый коммент с данного IP, с данным именем и E-Mail ставится в очередь на модерацию. Кроме того, посты, имеющие явные признаки спама, автоматически уходят в спам. Я, как хозяин и владелец этого блога, решил, что буду требовать от желающих публиковать комментарии, соблюдения простых требований: подписывайтесь своим именем, либо ником, и используйте реальный email, указав его в соответствующем поле формы коммента (он не публикуется, его вижу только я). Отсутствие имени или ника, а также указание заведомо недействующего email приводит к блокировке вашего коммента антимспамными средствами блога (у меня тут примерно по пять сотен спама в комменты пытается запоститься каждую неделю, на разные темы, вы не хотите это читать ;). Я полагаю, что человек, который хочет опубликовать свое мнение в комментариях, не должен стесняться подписать свое мнение своим именем, тем самым беря на себя ответственность за высказывание. Иначе, скорее всего, писать его не стоит вовсе.

Итоги года 2017

В США финансовый год заканчивается в июле, поэтому конец августа — время подведения итогов, прежде всего финансовых.
У Nutanix это также горячее время. Закончился наш первый год в статусе публичной компании.
С 31 августа на 1 сентября (31 августа в США) прошел конфколл, посвященный итогам года.
Подробности ищите в специализированной прессе, а пока — краткие результаты из презентации для инвесторов:

Почему вам не нужно ставить в компании OpenStack: практический опыт

У меня тут есть, судя по логам, суперпопулярная статья со ссылкой на пост на Хабре: История двухлетнего опыта использования ceph в веб-хостере и полученный опыт.
Продолжим же инициативу, раз она пользуется успехом у моих читателей.
Пару дней назад там же на Хабре была опубликована статья под заголовком:
Итак, вы решили развернуть OpenStack.
В ней автор рассказывает о собственных злоключениях в течение двух лет, в попытке заставить стабильно работать кластер OpenStack.

Немного цитат:
«В общем, в 2012-м мы развернули OpenStack, на тот момент это был Essex, запустили проект, прожили с такой облачной инфраструктурой до 2014-го года, кажется до релиза Grizzly включительно. Сил и желания поддерживать его дальше не было, и OpenStack был с позором выпилен.

Когда-то давно я даже думал написать статью как правильно его ставить, с комментариями на что обратить внимание. Но знаете, я передумал. Не ставьте его лучше вообще. Просто не связывайтесь.»

Так часто у меня спрашивают про OpenStack, что, как мне кажется, тема требует своего освещения. Как вы, возможно, знаете, уже примерно год у нас есть инструмент, позволяющий встроить и использовать Nutanix как компонент типа hypervisor в среду OpenStack. Но это интересно только пользователям, у которых уже есть развернутся работающая инфраструктура OpenStack, например они уже инвестировали в это продукт, и они не хотят немедленно отказаться от него, но им нравится Nutanix. Для этого варианта мы сделали специальную VM интеграции, которая транслирует вызовы API OpenStack, в наш RESTful API Nutanix. Но, соглашусь с автором, наиболее разумным будет отказ от OpenStack, в стратегической перспективе, а использование нашего интерфейса интеграции может помочь провести переход наиболее безболезненно.

Основные недостатки, по мнению автора: сложность и тяжеловесность.

Когда-то давно, когда мы ставили Essex, там было все относительно просто и понятно. Keystone (служба авторизации), Glance (служба хранилища образов) и Nova (служба управления гипервизорами). Кроме того там еще был Horizon (дашборд) и куча мелких и не очень зависимостей. Каждый узел системы обрастает чуть ли не десятками вспомогательных демонов. На controller node через некоторое время становится страшно смотреть.

Архитектура OpenStack достаточно сильно фрагментирована. Есть очень большое количество «движущихся частей», взаимосвязь который между собой не всегда абсолютно ясна. У вас что-то сломалось? Окей, попробуй понять где это что-то сломалось и почему. OpenStack Foundation похоже гордится, что в OpenStack более 20 миллионов строк кода, даже на главную своего сайта вынесли. Так вот, ЭТО НИФИГА НЕ ДОСТОИНСТВО.
Код в большинстве своем написан на Python. Спасибо, OpenStack, благодаря тебе я возненавидел Python и все что с ним связано.

Дело в том, что являясь OSS, OpenStack пытается быть kind of unix-way. Т.е. под капотом все эти монструозные службы на самом деле дергают десятки и сотни unix-утилит по собственной логике, которую вам придется изучить и возможно даже дебажить.

Нестабильность:

ну вот вы наконец-то запилили инфраструктуру своей мечты, все худо-бедно работает как рассчитывали, но не хватает одной мааааленькой детали. А в новом релизе она есть. Ну по крайней мере по Release Notes.
Окей гугл, давай обновим наш OpenStack. И тут выясняется, что функционал, который вы с радостью использовали — выпилили. Ну потому что. Ну некрасивый он был и вообще, мы лучше сделаем, честно-честно. В следующем релизе. Может быть. А пока вот вам попроще, но ведь работает же! Ну и плевать что не в вашем случае, но работает!

И вообще сырость, в лучших традициях OSS:

А еще очень дивное чувство испытываешь, когда тебе нужен функционал, ну, скажем, деление на зоны. Ну вот есть у тебя машины с большими винтами, есть с SSD, есть с видюхами, хочу разбить кластер на зоны, чтобы виртуалка падала на ту машину, у которой необходимый ресурс есть. Ну ок, читаем доку, вроде бы availability zones подходит. Настраиваем, включаем. И ничего. В доке написано что все должно, а на практике ничего. Лезем в код, а там.
Будет реализовано. В следующем релизе. Может быть. Ну ты понял. Смотри предыдущий пункт.

Автор там, правда, делает вывод в конце:

В общем после полутора лет борьбы с OpenStack мы от него отказались и перешли на другое облако. Управление инфраструктурой стало простым и приятным, а обновлять версий также просто как apt dist-upgrade.
Что это за облако и почему оно удобнее OpenStack я постараюсь рассказать в следующей статье. (Спойлер: это OpenNebula).

Но мы то с вами, посетителями этого блога, знаем еще более правильный вариант. ;)

1242 страницы качественной бумаги

Книга, озаглавленная «Storage Design and Implementation in vSphere 6». 1242 страницы. Второе издание. Тысяча двести сорок две, my ass! Только про то, как правильно подключить к серверу и настроить СХД.

Мы, в Nutanix, в конечном счете, работаем в том числе и для того, чтобы такие книги стали, наконец, админу не нужны.

Nutanix для 1-Tier и Business Critical — опыт компании ЦФТ

Недавно мы завершили испытания системы Nutanix в компании ЦФТ — Центр Финансовых Технологий. Под таким незамысловатым названием скрывается компания-разработчик банковских информационных систем, работающая не только в России, но и за рубежом, с численностью более 2000 человек. ЦФТ входит в TOP-5 крупнейших разработчиков ПО, действующих на российском рынке.
Свыше 500 банков РФ и СНГ используют программные продукты и сервисы ЦФТ: Сберегательный банк РФ, Газпромбанк, «Возрождение», банк «РОССИЯ», «Банк Санкт-Петербург», «Еврофинанс Моснарбанк», «Росгосстрах Банк», Банк «УралСиб», банк «Петрокоммерц», Национальный банк «ТРАСТ», «МДМ Банк», Банк «Финансовая Корпорация Открытие», «Связной Банк», «Восточный Экспресс Банк», «Национальный резервный банк», Банк «Финансово-промышленный капитал», «БКС Банк», Банк «РЕСО Кредит», «Нордеа Банк» и многие другие в странах СНГ.

Сотрудники этой компании несколько месяцев назад тщательно и придирчиво тестировали Nutanix под самую Critical Tier-1 нагрузку разрабатываемых ими программных банковских систем. По результатам тестирования был выпущен отчет, который я и предлагаю ниже вашему вниманию: (PDF)

Nutanix for Critical Tier-1 workload - CFT report

Есть интересные цифры, причем это не «синтетика», а настоящие реальные данные финансовой информационной банковской системы, полученные на живом железе.

Кстати, для внимательных: кто найдет что-то необычное и интересное в тестируемой конфигурации? Там есть кое-что о чем мы публично еще не рассказывали, но вот-вот объявим. :)

AHV Turbo mode

Наш сотрудник, Josh Odgers, ведущий свой блог тут: http://www.joshodgers.com, недавно опубликовал интересное описание того, как работает AHV Turbo, особый режим работы ввода-вывода, сокращающий путь от UVM (User VM) к CVM (Controller VM) и непосредственно к «железу» через гипервизор.
Как вы уже знаете, CVM у нас находится в User Space гипервизора, и, в отличие от схемы ввод-вывода, например, VSAN, где он осуществляется в Kernel Space. И VMware это все еще позиционирует как большое преимущество, мотивируя это тем, что, дескать, работа в kernel-space более эффективна и более производительна. С одной стороны это так, конечно. С другой, как показывает Nutanix, разница в производительности в данном случае не так значительна, а, между тем, работа в user-space имеет множество преимуществ с точки зрения защищенности и изолированности, безопасности, простоты обновлений и гипервизоро-независимости. Хорошо спроектированная архитектура для user-space практически нивелирует преимущества в производительности для kernel-space, и при этом у нас еще не закончились фичи, позволяющие нам оптимизировать и улучшать процесс ввода-вывода, в особенности если ниже, под CVM и пользовательскими VM лежит наш собственный гипервизор.
Вот, например, как работает режим AHV Turbo, появившийся в новых версиях AHV, и предназначенный, в первую очередь, для оптимизации работы с новыми устройствами хранения, такими как NVMe и 3D Xpoint. В нем Nutanix сократил и спрямил Data IO path между пользовательской VM и «железом» серверной платформы.

На рисунке ниже показывается, как ввод-вывод пользовательской VM (UVM) проходит через подсистему Frodo (служебное имя для Turbo Mode) которая работает в User Space (не в kernel) и затем идет в Stargate (подсистема ввода-вывода) в Controller VM).

Еще одним преимуществом AHV и Turbo mode является то, что администратору не требуется конфигурировать множество адаптеров PVSCSI и распределять виртуальные диски по контроллерам. При добавлении виртуального диска в VM под AHV, многопоточная и много-очередная архитектура используется автоматически, что повышает производительность ввода-вывода как на запись, так и на чтение.
Много-очередной поток ввода-вывода обслуживается с помощью множественных тредов модуля frodo (Turbo mode) и проходит через stargate.

Как показано на рисунке выше, Nutanix с Turbo mode устраняет узкие места, характерные для традиционных гипервизоров, например — причину, по которой VMFS datastore требуется использовать VAAI Atomic Test and Set (ATS) для устранения проблем с большим количеством VM на датасторе (например более 25). Напомню, в классическом VMFS существует ряд операций, которые блокируют датастор целиком, например это любые изменения в метаданных датастора, вызываемые, например, созданием или включением VM, созданием ее снэпшота, запуск Storage vMotion, и так далее. В случае таких операций, без использования VAAI ATS, будет на определенное время, при выполнении этих операций, блокирован ввод-вывод на датастор целиком, для ВСЕХ VM на нем находящихся. Это не слишком страшно, если у вас всего несколько VM на датасторе, и является существенной проблемой когда этих VM на датасторе много, не только потому, что это «тормозит» гораздо больше приложений, но и потому, что при большом количестве VM операции, связанные с блокировкой VMFS, возникают чаще. В случае AHV при использовании Turbo mode, не только каждый vdisk будет иметь свою собственную очередь команд (вместо одной на датастор или контейнер в «классике») но также добавляется и очередь per-vcpu на уровне виртуальных контроллеров.

Вот какие результаты работы AHV Turbo приводит у себя в блоге Джош:

На четырехнодовом блоке четырехлетней давности NX-3450, стоящей в лабе, с двумя SATA SSD на ноду и с отключенным memory read cache, результаты от включения AHV Turbo:
На 25% ниже загрузка CPU на задаче sequential write, при том, что значение производительности практически не изменилось (2929 MBps vs 2964 MBps)
На 27.5% выше sequential read performance (9512 MBps vs 7207 MBps)
На 62.52% увеличилась производительность random read IOPS (510 121 vs 261 265)
На 33.75% увеличилась производительность random write IOPS (336 326 vs 239 193)

И еще из интересного оттуда же. У нас есть клиент, у которого эксплуатируется под Acropolis Hypervisor 1750 нод!

Итоги Nutanix .NEXT 2017 part 1

Начнем понемногу разбирать результаты и анонсы, сделанные на нашей главной ежегодной конференции Nutanix.NEXT. Новостей там много, поэтому начнем постепенно разбирать и комментировать то, что было объявлено.

Прежде всего, еще за пару дней до ее начала, появилась новость, что Nutanix подписал соглашение с компанией Alphabet о технологическом сотрудничестве. Напомню, что Alphabet — так теперь называется «большой Google». Так как у Google кроме традиционных бизнесов появилось множество разных новых, пару лет, кажется, назад было принято решение создать «зонтичную» управляющую компанию, в которую будут входить все многочисленные разнородные подразделения Google. Там будет место и для поисковика с рекламой, и для беспилотных автомобилей, роботов, Android, науки, гаджетов, в общем — всего. Туда же относится и облачный проект Google — Google Cloud Platform.

google-cloud-platform

Это третий по размерам игрок на рынке публичных облачных провайдеров, сразу за Amazon Web Services и Microsoft Azure. И вот с Google Cloud Platform мы теперь сотрудничаем для создания нашего Enterprise Cloud New Generation.

Это не значит, что мы немедленно перестаем работать с AWS и Azure. По-прежнему из Nutanix можно будет создать инстанс AWS для хранения там бэкапов, кроме того, мы поставляем с Nutanix предустановку Azure CPS Standard.
А с GCP у нас будут стратегические и далеко идущие задумки по интеграции и созданию по настоящему «гибридного облака», в котором часть ресурсов будет располагаться в датацентре пользователя, а часть — в публичном облаке, с интегрированной платформой управления всей инфраструктурой.

Во-первых, мы объявили о том, что мы будем поддерживать технологии GCP, такие как, например, Kubernetes (разработанная в Google опенсорсная система по управлению контейнеризованными приложениями), и это хорошо комбинируется и дополняется нашим Acropolis Container Services, что позволяет, в перспективе, создать гибридное облако контейнеризованных приложений пользователя.

Во-вторых, наконец-то вышла в свет наша собственная система оркестрации, которую мы называем Nutanix CALM (CALM). Это продукт поглощения в прошлом году команды разработчиков calm.io, вошедших в состав Nutanix, и теперь представившей интегрированное решение по облачной оркестрации на платформе Nutanix.
Оркестрация CALM будет, разумеется, интегрирована с GCP и Kubernetes, с бесшовной миграцией приложений между «облаком» кластера Nutanix и облаком Google Cloud. Разумеется, CALM будет работать и внутри Nutanix, так что у нас появляется своя собственная, полноценная, современная и красивая система оркестрации приложений, с блюпринтами, и всем полагающимся современной системе.
О Nutanix CALM я еще подробнее остановлюсь во второй части.

И, наконец, было объявлено о новой технологической инициативе — Nutanix Xi (это читается «Ци», по-китайски ;), ну или «Зай» если по-американски), создания облачного DR, своеобразного DR-As-A-Service, для пользователей Nutanix.
Nutanix-Xi
Nutanix Xi пока будет доступен только американскому рынку, так как развернут в четырех датацентрах в США (по два на Восточном и Западном побережьях), это также будет использовать возможности GCP.

Цены и доступность перечисленного выше ожидается в первом квартале 2018 года.